Портрет Людвига Окслина

Рождению шедевра всегда предшествует сочетание нескольких благоприятных обстоятельств. Своим успехом за последние 30 лет Ulysse Nardin в большой степени обязана удаче – судьбоносной встрече двух людей, объединенных безграничной любовью к часовым механизмам. Рольф Шнайдер, бизнесмен и провидец, предоставил блестящему часовому мастеру Людвигу Окслину идеальные условия для занятий его искусством. Сотрудничество двух друзей дало жизнь моделям, которые без преувеличения можно назвать легендарными.

В период обучения секретам мастерства Людвиг Окслин, гений, наделенный редкостным талантом, провел некоторое время в Ватикане, где исследовал часы, созданные в 1725 году для герцогини Пармы и Пьяченцы.

Когда Рольф Шнайдер познакомился с Людвигом Окслином, тот заканчивал обучение часовому искусству и реставрации старинных часов у Йорга Шпертинга в Люцерне. 

Эти часы, известные как Часы Фарнезе, оснащены особыми механизмами, показывающими фазы Солнца и Луны и их расположение.

В течение четырех лет Окслин разбирал, реставрировал и вновь скрупулезно по деталям собирал это чудесное творение. «Я использовал навыки из практики археологии, – признался Людвиг, получивший академическое образование в области археологии, истории античности и древнегреческого языка. – Изучать такие часы – все равно, что выкапывать из земли сокровище, слой за слоем».

Это было начало поистине выдающейся карьеры. Диссертация о Часах Фарнезе принесла Окслину степень доктора философии и истории прикладных наук Бернского университета. В то же время он путешествовал по Европе в поисках астрономических часов, созданных монахами XVIII века, которые он затем разбирал, старательно производя обмеры, делая расчеты и выводы. Никто до него не осуществлял столь основательных изысканий. 

Астрономические часы, вдохновленные работой Окслина над Часами Фарнезе, заняли почетное место в мастерской  Йорга Шпертинга. 

Еще до встречи с Людвигом Окслином Рольф Шнайдер буквально влюбился в одно из его более ранних творений – астролябию.

Шнайдер был исполнен решимости создать миниатюрную астролябию и интегрировать ее в механизм одних из самых сложных наручных часов. Это желание и положило начало длительному сотрудничеству.

Окслин принял вызов, и 1985 году увидели свет часы Astrolabium Galileo Galilei. Многочисленные редкие усложнения вновь привлекли всеобщее внимание к Ulysse Nardin и удивительному часовому мастеру. В течение нескольких следующих лет дуэт представил модели Planetarium Copernicus и Tellurium Johannes Kepler, завершившие серию Trilogy of Time. Эта коллекция произвела неизгладимое впечатление на поклонников часового искусства и подтвердила высочайшую репутацию Ulysse Nardin среди швейцарских производителей. 

Так началась прекрасная дружба. Больше двадцати лет Людвиг Окслин, получивший от компании карт бланш, инициировал создание моделей, оставивших яркий след в истории часового искусства. Одна из них – GMT± Perpetual, оснащенная необычным вечным календарем с указателем времени второго часового пояса, которое можно настраивать, двигаясь вперед или назад. Другая – Sonata с впервые представленной в механических часах функцией будильника на 24 часа. Обновляемая каждый год революционная модель Freak, в которой карусельный турбийон преображает вращающийся механизм в систему индикации времени, также обязана своим рождением Людвигу Окслину.  

Каждое изобретение мастера и ученого, сделанное при поддержке Рольфа Шнайдера и компании, все дальше отодвигало границы возможного в часовом искусстве. Окслин черпал вдохновение в истории. «Во время своих масштабных исследований я натыкался на хитроумные, но давно забытые идеи и технические решения, такие как эпициклоидная зубчатая передача. Это изобилие ноу-хау, которые были использованы в проектах Ulysse Nardin, стало частью ДНК марки». В постоянно накапливаемых знаниях, таящих в себе ростки будущих творений на годы вперед, и заключается драгоценное наследие Лювига Окслина.

Ulysse Nardin uses cookies to offer you a better experience of navigation. By continuing the navigation, we believe you accept their use.

ОК